Араик Амирханян: жалобщик с большой дороги

Фото:

Строительство и ремонт дорог в Украине настолько криминализированы, что в преступном “дерибане” бюджетных миллиардов задействованы все — от криминалитета из регионов до коррупционеров из АМКУ и администрации президента.

Полиция задержала хозяина активного тендерного жалобщика «Полтавабудцентр».

1 апреля полиция задержала бизнесмена Араик Амирханяна в помещении Одесской службы автодорог, где он якобы «качал права» с несколькими молодыми людьми спортивного телосложения (на фото ниже кадры задержания).

В тему: Перебуваючий у розшуку Араік Амірханян з бойовиками напав на Одесський облавтодор (ВІДЕО)

Подробности неизвестны, и приведет ли задержание к аресту, а арест — к исчезновению «Полтавабудцентра» с рынка обжалований дорожных тендеров — пока неизвестно. И если этого не произойдет — это только подчеркнет эпичность события.

Амирханян уже несколько лет находился в розыске за «нанесение легких телесных». По данным «Наших грошей», речь идет об эпизоде еще 2015 года, когда он ворвался в кабинет председателя «Укравтодора» с намерением толи выпросить, толи выбить деньги, которые дорожники были якобы должны его фирме.

Однако розыск проходил достаточно формально, поскольку в 2018 году Амирханян даже позволял себе лично приходить в Антимонопольный комитет на рассмотрение жалоб фирмы «Полтавабудцентр». Формально Амирханян не был владельцем «Полтавабудцентра». Он, скорее, известен как владелец фирмы «Дорлидер», что во времена Януковича тендерила огромные суммы, а после Майдана за эти же тендеры вместе с Амирханяном попала в уголовное производство №32017160020000014 за уклонение от уплаты налогов. По этому номеру производства следствие от 12 февраля 2015 года вела прокуратура Одесской области и с 14 июля 2017 года — следователи ГУ ГФС в Одесской области.

Когда в рамках досудебного следствия летом 2017 года суд объявил Амирханяна в розыск, его адвокат пытался доказать, что принятые меры являются преждевременными. Мол, Амирханян уехал за границу, поэтому повесток о вызове к следователю не получал. Поэтому и не мог выполнить любые требования следствия. Попеременно адвокату Амирханяна удавалось убедить суд снять подопечного с розыска, но этот досудебный спор до сих пор активен.

В январе 2018-го следователи при поддержке суда зашли настолько далеко, что даже получили разрешение на задержание Амирханяна с целью его привода для участия в рассмотрении ходатайства о применении меры пресечения в виде содержания под стражей, но адвокат подозреваемого успешно обжаловал эту попытку.

А уже 5 марта Коминтерновский райсуд Одесской области объединил в одно уголовные производства по Амирханяну и Гарнику Погосяну, Грачику Караханяну и Алене Соловьевой (32015160000000034 от 12 февраля 2015 года). Трех последних, как должностных лиц ООО «Дорлидер» и ООО «СК "Дорлидер"» также подозревают в уклонении от уплаты налогов.

В тему: Механизм сговора: как одесские армяне «пилят» стройподряды на дороги по Украине (ДОПРОСЫ)

А тем временем компании, по вывескам которых писались эти криминальные истории,- продолжают светиться "в кругах пристойных”. Их раньше арестованные счета — уже разблокированы. БК «Дорлидер» буквально в прошлом году не побоялась взять несколько небольших строительных подрядов в Одесской области, а ООО «СПМК-17» не только продолжает наращивать активы, но и предоставляет технику в аренду наиболее яркому «потомку» «дорлидерце» — ООО «Полтавабудцентр».

Влияние «Полтавабудцентра» на тендерный ландшафт Украины трудно недооценить. За последние два года фирма обжаловала тендеры на 23,96 миллиардов (!) грн. При этом «ПБЦ» действительно очень профессионально находила “заточки” в тендерной документации и проблемы в тендерных предложениях конкурентов, оставляя тендерной коллегии АМКУ очень мало возможностей не удовлетворять их жалобы.

При этом желание «Укравтодора» тендерить по-старому, и при этом не требовать значительных тендерных обеспечений наличными (чтобы свои же фавориты не несли значительных затрат), привело к тому, что фактически обжалования «ПБЦ» приводили к срыву кучи тендеров на ремонт дорог.

Этим «Полтавабудцентр» очень напоминает фирму «Максмед интернэшнл», которая жалобами блокировала огромные закупки «Укрзализныци». Однако в отличие от Амирханяна никого из «Максмеда» не арестовывали, чем дали еще больше оснований считать «железнодорожного тролля» близким к очень влиятельному нардепу от БПП Александру Грановскому. Тогда как Амирханян — это просто авторитетный авантюрист без крыши.

А поскольку нет крыши — то и нет хозяина, к которому можно обратиться, чтобы укротил собак. Когда Гройсман в период своей антипорошенковской фронды обращался к хозяевам «Максмеда» — все было понятно. А с кем «порешать» в случае Амирханяна?

По данным «Наших грошей», этой зимой, накануне нового тендерного сезона в Администрации президента состоялось совещание. Там якобы решили сделать крайним Антимонопольный комитет. То есть не делать таких умных и необходимых вещей как, например, введение в нормативную документацию максимального расстояния между асфальтовым заводом и местом ремонта. А требовать, чтобы АМКУ смотрел на жалобщиков глазами заказчика-дискриминатора.

После того «Наші гроші» зафиксировали уже не один случай раздельного голосования тендерной коллегии АМКУ по жалобам «Полтавибудцентра» в пользу «укравтодоровцев».

Вот один из примеров по тендеру Львовской САД на ремонт 1,54 км дороги Р-40 Рава — Русская — Яворов — Судовая Вишня.

«Полтавабудцентр» по традиции обжаловал дискриминационные требования относительно опыта. Заказчик требовал, чтобы участник подтвердил опыт устройства основания дорожной одежды из щебеночно-песчаной смеси в количестве 94 тыс. кв метрах пути, что составляло 100% от объема по львовскому тендеру. «ПБЦ» заметил, что если он уже выполнял такой вид работ в объеме 35 тыс. кв. м, то он сможет так же качественно выполнить аналогичные работы на 94 тыс. кв метрах пути. Для этого ему понадобится большее количество машин и работников или больше времени. Собственно, именно поэтому заказчики определяют квалификационные критерии к участникам в части подтверждения наличия «оборудования и материально-технической базы» и «работников соответствующей квалификации».

Отсюда, поинтересовался жалобщик, вопрос: для чего заказчику понадобилось подтверждение объемов выполнения аналогичных работ, составляющих 100% от технической спецификации? Почему не 20%? Или 40%?

Также у жалобщика возникли вопросы к перечню работ, подтверждение выполнения которых требовал заказчик. Как-то: почему из 46 видов работ технического задания Заказчик установил требование о подтверждении минимально допустимых объемов только по 10 из них? То есть 36 видов работ можно выполнять без опыта? А почему именно эти?

На все это тендерная коллегия в составе государственных уполномоченных Андрея Вовка, Анны Артеменко и Марии Процишен раздельным голосованием ответила, что жалобщик «не доказал» и «не обосновал» свои требования, а следовательно, не доказал и необходимость внесения изменений в тендерную документацию.

Еще раз. Тендерная коллегия не разбиралась, прав ли жалобщик, когда называет требование дискриминационным. Просто решили, что частный жалобщик не доказал необходимость внесения изменений в тендерную документацию, не доказал дискриминационность требований ТД, не предоставил документального подтверждения, каким образом указанное условие документации нарушает его права и законные интересы.

Это прямо противоположное решение, например, к обжалованию тендера Одесской САД тем же самым «Полтавабудцентром» в прошлом году. Тогда заказчик прописал, что ожидает от участников тендера подтверждения опыта выполнения аналогичных договоров в объеме не менее 50% от технического задания. Одесситы, как и львовяне, повыдергивали из техзадания определенный набор работ — установив для участников требование о подтверждении выполнения их «минимальных объемов».

Тогда тендерная Коллегия решила, что Заказчик не доказал и документально не подтвердил необходимость установления такого требования, а своими действиями ограничил круг потенциальных участников аукциона.

Заметим, практика тендерной Коллегии АМКУ в вопросе дискриминационности требования о слишком высоком минимальном объеме выполнения аналогичных договоров была столь системной, что некоторые заказчики самостоятельно сносили «требование об объеме», как только жалоба о нем попадала в Комитет — еще до момента ее рассмотрения.

В тему: Дорожникам, обвиняемым в завышении сметы, дали еще 158 млн. На ту же дорогу

И вот теперь это изменилось.

Возможно, сторонники жестких рамок для бизнеса на государственных тендерах не заметят ничего пагубного в новом решении регулятора — «жалобщик не доказал».

Но оно несколько режет глаза тем, кто отслеживает практику АМКУ, — ведь не так давно государственные уполномоченные декларировали совсем иной подход в рассмотрении подобных жалоб. Они заставляли заказчика доказывать разумность и взвешенность своих требований, поскольку в нашей стране заказчики априори сильнее бизнеса. И вот теперь имеем — коллегия не удовлетворила участника, потому что именно он не доказал нарушения своих прав. То есть уменьшение конкуренции — уже не проблема для коллегии Антимонопольного комитета. Или меньшая проблема по сравнению с тем, что нашепчут из Администрации президента.

И теперь заказчикам не стоит спешить с «поправками» тендерной документации до момента рассмотрения жалоб в самом Комитете. Потому что кто его знает, куда повернут государственные уполномоченные. Направо или налево, или вообще пойдут по ветру …

Юрій Ніколов, Юлія Костюк, опубликовано в издании  Наші гроші