Die Welt: Единственное спасение от монстра-России – водка

Фильм "Левиафан" Андрея Звягинцева выиграл Золотой глобус и был номинирован на Оскар. Москва не в восторге.

Об этом пишет Юлия Смирнова в своей статье «Единственное спасение от России-монстра – водка», опубликованной на сайте немецкой газеты Die Welt.

Когда представитель России что-то выигрывает в международном конкурсе, будь то спорт или песенный конкурс «Евровидение», российское телевидение сразу с восторгом на это реагирует. Победа – самое популярное слово на данный момент, поражение – это оскорбление. Россия хочет быть сверхдержавой во всех сферах, от политики до культуры.

Но международный успех российского режиссера Андрея Звягинцева сейчас, как ни странно, замалчивается государственными СМИ. Его фильм "Левиафан" выиграл Золотой глобус – как первый российский фильм со времен «Войны и мира» в 1969 году. И теперь он номинирован на Оскар.

Дома его, разумеется, критикуют за пессимизм. Совершенно очевидно, что государственным средствам массовой информации было запрещено хорошо отзываться о фильме. Кинокритик Екатерина Барабаш, к примеру, описала на своей странице в Facebook разговор с редактором государственного радио. Ей позвонили и попросили предоставить интервью о "Левиафане". Она не должна хвалить фильм, предупредили ее.

Читайте также: Россия — карикатурная империя, которой не по карману имперские амбиции Путина

Неудивительно. Потому что фильм показывает Россию не как сверхдержаву. Российское государство или, возможно, сама российская жизнь предстает как беспощадный мифический морской монстр Левиафан, борьба с которым безнадежна. Это должен понять Николай, главный герой фильма. Он вступил в спор с коррумпированным мэром своего города. В конце он теряет свое имущество, его семейный дом разрушен, а он сам попадает в тюрьму.

На создание фильма режиссера вдохновила история сварщика Марвина Химейера из американского штата Колорадо, который разрушил бульдозером несколько домов своей общины, после того, как проиграл спор против цементного завода по поводу своего имущества.

История Звягинцева разворачивается в российской Арктике и обстановку сразу же узнает любой, кто видел российскую провинцию. Приговоры судья читает торопливо и безразлично, в то время как другие судьи со скучающим видом смотрят либо на пол, либо на потолок. Исход — как почти всегда в России — уже известен заранее. Государство всегда побеждает. Когда друг Николая, московский адвокат, пытается подать в суд на мэра, становится видно, как работает система. В полиции, прокуратуре, в суде никто не принимает его заявление, порочный круг замыкается.

Читайте также: Политолог: Украине должно быть "фиолетово" мнение Кремля

Мэр – единоличный правитель этой местности. Он преступник, и именно поэтому его не заменяют. Тот факт, что его боссы из Москвы обладают информацией о его криминальной жизни, делает его управляемым. В его кабинете висит, как и в любом официальном российской кабинете в самом глубоком уголке российской провинции, портрет Путина, который доброжелательно смотрит на своих подданных с легкой улыбкой. Мэр уверен, что за ним стоит система, и поэтому хладнокровно мстит. При этом он представляет себя глубоко верующим и регулярно встречается с высшим духовенством православной церкви.

Православный священник не занимается спасением душ. Он кажется вполне рациональным и светским, пьет и ест с мэром, открывает великолепный храм и проповедует против «богохульства» Pussy Riot. Из-за безнадежности жизни никто не обращается к религии. Московский адвокат верит в закон. Мэр верит только потому, что этого требует его должность. И когда священник на улице рассказывает Николаю легенду Иова, он отпивает большой глоток водки прямо из бутылки. Водка почти заменяет религию, которая объединяет всех героев в фильме. Она течет по каждого поводу и без повода. В самые прекрасные и самые печальные моменты в жизни они тянутся к бутылке.

Читайте также: Российский военэксперт рассказал о ядерной угрозе и двух ошибках Путина

Ничего другого здесь не остается, в этом месте на краю света, в российской Арктике. Камни, тундра и холодное Баренцево море — эти пейзажи красивые и безнадежные одновременно. Фильм был снят в деревне Териберка за полярным кругом, которая с ее покинутыми домами в реальности выглядит еще скучнее, чем в фильме. Тем не менее, мэр пожаловался, что фильм показывает Териберку и ее жителей «односторонне негативно».

Также и министр культуры России Владимир Мединский не был доволен наградами, но считает, что фильм хороший. По мнению православной церкви, Звягинцев «зашел слишком далеко». Фильм «чрезвычайно обусловлен конъюнктурой», сказал министр культуры. По его мнению, он призван служить стереотипам о России, чтобы порадовать международных критиков. Но «Левиафан» финансировался совместно с Министерством культуры. Министр культуры предупредил режиссера, что государство не будет больше финансировать фильмы, которые «не только критикуют нынешнее правительство, но и открыто его высмеивают, а также наполнены духом безнадежности и бессмысленности жизни».

Читайте также: В Сети появилось стихотворение украинской школьницы-патриотки "Как тебе, Путин, спится?"

Еще дальше пошли эксцентричные православные активисты, которые потребовали не показывать фильм в России, и некоторые политики. Депутат из Санкт-Петербурга Виталий Милонов, который вошел в историю как автор закона о «гей-пропаганде», назвал фильм «лживым и направленным против народа» и потребовал отозвать государственное финансирование. Член Общественной палаты РФ Сергей Марков быстро нашел виновных. За фильмом, порочащим Россию, стоит заказ из-за рубежа, сказал он.

Такие обвинения болезненны для режиссера Андрея Звягинцева, как он признался в интервью российскому телеканалу «Дождь». Потому что он считает, что Россия использует его фильм неправильно. «Я абсолютно убежден, что это правда нашего времени», сказал он. «Эта правда спасительная, хотя и горькая. И это действительно необходимо, чтобы пробудить дремлющие чувства и эмоции». В российских кинотеатрах фильм вышел позже, чем в других странах – и в другой версии. Текст был изменен, чтобы не нарушать новый закон, который запрещает ненормативную лексику в СМИ.

Читайте также: Президент: Мы имеем дело с внешней агрессией со стороны России

Однако, в российской провинции и дальше ругаются матом и пьют, независимо от того, есть ли об этом фильмы или нет.

УНИАН