Мы не сделали реформы и поплатились. Но они точно не сделают — Колесников об Оппозиционном блоке и новой власти

Регионал Борис Колесников в штабе Оппозиционного блока рассказал НВ о планах блока и о том, почему "псевдодемократы не способны на глобальные реформы"

Неожиданно высокий на фоне социологических опросов результат получил на парламентских выборах Оппозиционный блок, состоящий из остатков Партии регионов. По данным экзит-поллов, он занял четвертое место по партийным спискам, что обеспечивает политсиле примерно 20 мандатов в новой Раде.

В штабе Оппозиционного блока НВ побеседовал с одним из лидеров Партии регионов, которая на этих выборах шла в парламент в его составе – экс-вице-премьером Борисом Колесниковым. Сам он в Раду №8 не баллотировался, однако остается членом полистовета ПР и одним из самых влиятельных политиков внутри бело-голубой команды.

После оглашения данных экзит-поллов, он рассказал НВ о планах новой украинской оппозиции.

— Оппозиционный блок может войти в какую-то широкую коалицию?

— Не думаю.

— Поступали ли Оппозиционному блоку от нынешней власти такие предложения?

— Я не думаю. Оппозиционный блок может поддерживать, наверное, какие-то решения, которые ведут страну вперед. Но точно по своей сути он не может быть властью.

— Партия регионов не шла самостоятельно на выборы, а шла в Оппозиционном блоке. Означает ли это, что она растворится в Оппозиционном блоке? Или вы все-таки удержите ее как самостоятельную политическую силу несмотря на то, что на ней лежит негативная печать Виктора Януковича?

— Мы все взвесим. Три недели. Этот вопрос рассматривается. Те, кто убежал, – они утопили партию. Мы утопили ее все, не только потому что он убежал – потому что мы отказались от своих принципов. В США есть Республиканцы и Демократы, а партийные лидеры не имеют никакого значения, потому что есть принцип. Вот только мы отошли от принципа – власть на местах – все.

— Был конфликт ваших однопартийцев с Евгением Геллером, по 50-му округу, где он пошел вразрез решения Партии регионов. Источники НВ говорят, что вы лично были недовольны тем, что он перебежал к Коломойскому. Геллер когда-то считался близким к Ринату Ахметову. Что произошло?

— Он никуда не перебежал, он просто ушел как бы из партии. Я считаю, что Женя с нами столько лет, что поступок недостойный. Бог ему судья. Коломойского мы с ним точно не обсуждали.

— Ринат Ахметов будет продолжать участие в политике, несмотря на то, что не пошел в Раду?

— Мы это обсудим. Все обсудим после 15-го.

— Что будет с Донецкой и Луганской областью? Вот этот временный статус, ДНР, ЛНР, что дальше? Украина вернет себе эти территории – или уже все?

— Я думаю, что Донбасс был и будет неотъемлемой частью нашей страны.

— Вы будет влиять на Оппозиционный блок, вы остаетесь в политике?

— Я скажу 15 ноября. Пусть сформируют правительство, пусть сформируют оппозицию, и мы определимся.

— Вы для себя какой-то пост видите в новом правительстве?

— Я пришел в правительство один раз, на разовый проект Евро-2012.

-Предварительно семь партий проходят в парламент. Вы хотя бы в одной из них видите потенциальных союзников?

— Выборы, как и власть – это всего лишь средство. Цель – уровень жизни. И чем быстрее эта цель будет достигнута, тем успешнее будет этот парламент. Не достигнута – значит не успешная. Я просто смотрю – это уже дежавю: пятый год все лозунги демократические, все красиво упаковано, все в лучших западных традициях. А в итоге, если вы смотрели [фильм] Социальная сеть, там Марк Цукерберг говорит своим коллегам, что они в принципе неспособны  придумать Facebook. Так вот наши псевдодемократы в принципы неспособны на глобальные реформы. Мы не сделали реформы – мы за это поплатились. Но они точно их не сделают. Реформы – это в Кабмине должно 30 человек работать, в парламенте должно быть 75 депутатов, в администрациях по 20 – 30 [человек]. С этого все начинается – с полной простоты.

— Какие основные ошибки прошлых лет вы хотели бы исправить сейчас?

— Вообще идея Партии регионов 1997 года – она блестящая. Вся власть должна быть у местных советов. Весь мир как раз построен на местном самоуправлении. Вот эту ошибку не исправили, стягивали все рычаги на себя – этим все и закончилось. Также и сейчас закончится.

Я против особого статуса для Донбасса. Особый статус должен быть для всех 25 субъектов. Отдайте 80% полномочий всем областям, и вы получите совсем другое качество. За что идет война? За то, чтобы у кого-то было больше или меньше полномочий? Это не стоит ни одной человеческой жизни, особенно жизни ребенка.

— Вы не знаете, где сейчас Виктор Янукович, жив ли он?

— [смеется] Вот этого я точно не знаю.