В Нацбанке все спокойно?

_ На прошлой неделе в НБУ освободилась должность директора Департамента регистрационных вопросов и лицензирования. Его возглавлял Леонид Антоненко – бывший юрист компании Sayenko Kharenko, которая, в том числе, специализировалась на корпоративных конфликтах и сделках M&A. Вместе с ним из банковского регулятора ушел руководитель Управления регистрации и лицензирования банков Александр Бевз._

За относительно недолгий срок, проведенный на этой должности, Антоненко сумел заработать в профессиональных кругах репутацию человека, пытающегося проводить реформы банковской системы. Его уход вызвал у некоторых банкиров и людей, знакомых с положением дел в регуляторе, откровенные сожаления. Хотя на момент прихода в НБУ у него было достаточно критиков и недоброжелателей, число которых только возросло после отказов потенциальным покупателям неплатежеспособных банков.

Как сам Антоненко, так и представители НБУ называют причиной увольнения расхождение в видении путей дальнейшего реформирования. Но, согласно данным Forbes, заявление об увольнении по согласию сторон было подписано экс-главой департамента под нажимом высшего руководства Нацбанка.

«Реформы, предложенные Антоненко, положительно оценены как в НБУ, так и за его пределами. Но они лежали преимущественно в функциональной плоскости», – прокомментировал ситуацию директор департамента персонала НБУ Роман Борисенко. «Вместе с тем, к сожалению, в течение восьми месяцев работы Антоненко в НБУ в должности директора Департамента регистрационных вопросов и лицензирования не была обеспечена полная централизация функции по лицензированию на уровне центрального аппарата, что было задекларировано в начале 2015 года», – говорится в сообщении регулятора.

Сам же Антоненко на своей странице в Facebook заявил о том, что реформа регистрационных процедур, связанных с получением кредитов от нерезидентов, не только не состоялась, но и столкнулась с явным сопротивлением: «набирают обороты силы реакции».

«Злоупотребляя своим правом регистрации заключенных сделок, Национальный банк вторгается в сферу действия фундаментальных основ гражданского оборота, лишая юридической силы целые главы Гражданского кодекса», – написал Антоненко на своей странице в Facebook, имея в виду запрет НБУ на уступку прав требования и перевод долга по договорам о привлечении кредитов от нерезидентов.

Согласно данным Forbes, НБУ действительно пытался отменить необходимость регистрации таких кредитов, однако эта инициатива «забуксовала» в Администрации президента. Один из таких случаев, по словам собеседника в Нацбанке, стал даже причиной служебного расследования против Антоненко.

Сам экс-чиновник такой факт отрицает. «Служебные расследования против меня не проводились. О фактах вывода средств из страны по поддельным документам мне ничего неизвестно», – утверждает Антоненко.

Кто крайний?

В августе этого года на сайтах «Антикор» и «О.Р.Д.», где силовые структуры Украины время от времени размещают «неофициальную», но желательную для них информацию, появилась статья о том, что из Украины было выведено $41 млн – по документам зарегистрированной в Крыму компании, имеющей долг перед нерезидентом. Помимо нелестных характеристик в адрес как самого Антоненко, так и других чиновников НБУ, в материале раскрывались подробности «сделки»: крымская компания перерегистрировалась на материковую Украину, переуступив свои долговые обязательства народному депутату от «Народного фронта» Игорю Котвицкому.

Одновременно произошла переуступка с другой стороны. В результате нардеп Котвицкий стал должником офшорной компании, после чего погасил этот долг со счета в государственном Ощадбанке. «Такие операции, хотя отдельно и не урегулированы нормативкой НБУ, но вполне законны, и проводятся пачками с внесением изменений в регсвидетельство. Тут нет ничего необычного: деньги зашли, деньги вышли. Какая разница, кто должник и кредитор? Но тут вмешался фактор Крыма», – рассказал один из участников рынка, знакомый с ситуацией, на правах анонимности.

После того как история получила огласку, в НБУ принялись искать виновных. По словам собеседников, финмониторинг должен был разобраться с происхождением этих средств еще на стадии поступления их на счета депутата в Ощадбанке. В итоге претензии были предъявлены к Антоненко, поскольку он выступал за полную отмену регистрации таких кредитов. А история с выведением денег и послужила поводом для увольнения. Источники Forbes склоняются к версии, что она была «поднята наверх» сотрудниками СБУ, после того как Антоненко отказал последним в покупке одного из неплатежеспособных банков.

В то же время у высшего руководства Нацбанка стремления продолжать сотрудничество с Леонидом Антоненко не наблюдалось, поскольку с ним часто возникали концептуальные разногласия. К примеру, по информации источников в регуляторе, бывали случаи, когда Департамент лицензирования попросту блокировал вопросы и инициативы, исходившие от Кабмина или АП. По данным Forbes, с большими трудностями получали разрешение на работу в банковской сфере руководители некоторых государственных банков, так как против них готовы были свидетельствовать сотрудники финучреждений, ставших неплатежеспособными отчасти и по их вине.

Проблемы у Кабмина возникали не только с назначением председателей правления, но и с набсоветами государственных банков. Например, заместитель министра финансов Оксана Маркарова была связана с неплатежеспособным банком «Актив», поэтому ее назначение как «делегата» от Минфина в наблюдательные советы государственных Ощадбанка, Укрэксимбанка или Укргазбанка тоже было под вопросом.

Напомним, вместе с ней в набсовет банка «Актив» накануне банкротства учреждения входила и министр финансов Наталия Яресько, вопрос о чем Forbes адресовал в интервью Маркаровой. «Да, она в начале 2014 года была какое-то время независимым членом набсовета и принимала участие в трех заседаниях, на которых обсуждалась новая стратегия банка. На этом ее участие в набсовете закончилось», – прозвучало в ответ.

Разногласия у Леонида Антоненко и подотчетного ему департамента НБУ возникали и с Администрацией президента. Собеседники, близкие к Нацбанку, рассказывают, что после того как Антоненко отказал депутату от БПП Руслану Демчаку в покупке банка «Омега» Николая Лагуна, Демчак обратился в АП, откуда высшему руководству Нацбанка поступило указание дать разрешение на эту сделку. В итоге Антоненко был вызван к руководству – и Демчак получил разрешение. Впрочем, сам Демчак свой бизнес-интерес в истории с «Омегой» отрицает.

Пока же можно лишь констатировать, что какими бы ни были основания для освобождения Леонида Антоненко от занимаемой им должности, его уход изрядно ослабил позиции Департамента регистрационных вопросов и лицензирования – как в структуре НБУ, так и на финансовом рынке в целом. Между тем регулятор обязался перед МВФ раскрыть до 2016 года структуры собственности всех банков. Эту задачу можно считать, как минимум, трудновыполнимой – реформа прозрачности уже забуксовала, а на рынке уже появились услуги «конечных бенефициаров». В итоге проблемы с раскрытием реальных собственников наблюдаются примерно у 50 банков, в связи с чем Украина рискует в очередной раз не выполнить обязательства перед кредиторами.

Александр Моисеенко, Ольга Левкович