Венгрия на стороне РФ. На Закарпатье была спецоперация — Тука

Последние несколько месяцев украинцы готовятся к созданию единой автокефальной православной церкви. Учитывая деликатность и напряженность события, многие прихожане и представители власти опасаются силовых акций. В правоохранительных органах, наоборот, готовятся противостоять возможным диверсиям российских спецслужб по всей стране.

Как украинские власти ответят на провокациям, есть ли смысл создавать Министерство по делам ветеранов и что делать с проблемой двух паспортов на Закарпатье — OBOZREVATEL обсудил с заместителем главы МинВОТ Георгием Тукой.

В первой части интервью говорили о перспективах заново отстроить Донбасс, ситуации на Азовском море, а также выборах в так называемых «Л/ДНР».

 Хорошо, отойдем от Донбасса, вопрос по Министерству по делам ветеранов, которое все никак не запустится. Что думаете?

— Считаю, что оно должно быть создано. Я недавно встречался с ребятами демобилизоваными, мы как раз обсуждали это. Ни я, ни они не можем понять, почему оно не создано.

 А не проще вашему министерству создать отдельное подразделение?

— Нет, это абсолютно разделенные сферы деятельности. Я вообще был шокирован, когда на заседании правительственного комитета услышал цифру, сколько институций государственных и негосударственных занимаются решением вопроса обеспечения помощи ветеранам — 52 структуры. В результате, как в старой доброй пословице: “у семи нянек дитя без глаза”. Я выступал и выступаю за создание такого министерства.




Но не просто его создать по типу нашего. Ведь вся проблема министерства в том, что вопреки официальным соглашениям между Украиной и ЕС, в которых черным по белому значится создание единого органа власти, он был создан, но не одно из наших коллегиальных ведомств не передало ни полномочия в решении вопросов, ни своих ресурсов. То же самое нельзя допустить в Министерстве по делам ветеранов — надо проводить только с ликвидацией всей этой плесени, которая на этой теме грабит самих ветеранов.

 Если брать ваше министерство, что получилось за последнее время, а где есть проблемы?

— Первое, нам пока что не удалось донести до общества понимание той ситуации, что нас продолжают воспринимать как министерство по делам переселенцев. Хотя если брать по объему, то непосредственно работа с проблематикой вынужденных переселенцев занимает 10%.

90% — другие вопросы, которые касаются оккупированных и прилегающих территорий 5 областей. Мы недавно проводили исследования и пришли к выводу, что большая проблема у нас в коммуникации. Что касается успехов, то на правительственном комитете, будет рассматриваться план мероприятий по каждому центральному органу исполнительной власти и областной администрации в соответствии со стратегией, которая была разработана и принята правительством, стратегия о вынужденно-перемещенных лицах.

Документ очень объемный и ним предусмотрена масса конкретных шагов. Объем только согласительных таблиц, больше 200 страниц. Работа проделана колоссальная и нужно бороться за результат, к сожалению, опыт показывает, что есть разница между тем что пишется на бумаге и тем, что делается в жизни.

 Не могу не спросить у вас о ситуации на Закарпатье, Берегово, где выдавали венгерские паспорта. Как оцениваете реакцию Украины и как нужно решать проблему. Раньше так и Россия выдавала всем подряд паспорта.

— Адекватная с моей точки зрения. Единственное, ну если бы я был на месте Павла Климкина, выслал этого консула на следующий день, а не тянул две недели, пытаясь поменять позицию Сийярто. Абсолютно было понятно, какая это позиция, никаких дискуссий и близко не будет, тем более руководство Венгрии занимает исключительно пророссийскую позицию. Это была спецоперация. Каким образом нужно вообще реагировать на эту ситуацию? Событие в Берегово — только демонстрация части проблемы. По большому счету, если бы кто-то не выложил это видео в сеть, а просто передал спецслужбам, то никакой реакции бы не было.

И только широкая огласка этого видео привела к тому, что пришлось реагировать на то безобразие, которое мы молча наблюдаем на нашей земле на протяжении 15 лет, а может и больше. Считаю это недопустимым, Украина должна действовать более решительно и никому не позволено нарушать законы на нашей земле.

 Не хочу утрировать, но создается впечатление, что в свое время Донбасс отдавали региональным элитам на управление и тут…

— Я неоднократно этот тезис обозначал, что с первого дня независимости на территории Украины существовало три региона, которые были отданы местным элитам на откуп в обмен на лояльность к центральной власти — Крым, Закарпатье и Донецк. Две территории мы фактически потеряли, Закарпатье пока еще нет, но я абсолютно согласен с тем, что мы теряем те территории, где не было политики центральной власти.

 У вас давний конфликт с Геннадием Москалем, вы поддерживаете с ним контакт?

— Нет, я не поддерживаю, нам нечего обсуждать, у нас нет совместных проблем.

 Украина в процессе создания единой церкви. Можно ли ожидать обострение?

— В Луганской и Донецкой областях, в приходах на территории Украины священники РПЦ уже распространяют слухи о том, что в Украине захватывают храмы и что Министерство культуры, Кабинет министров приняли решение о конфискации всех храмов и передаче Киевскому патриархату. Ситуация нагнетается.

 При таком раскладе должны работать правоохранительные органы.

— Несомненно, спецслужбы должны мобилизовать все возможные ресурсы для того, чтобы не допустить провокаций, которые, я не сомневаюсь, будут.

 У вас есть информация, что работа по противодействию ведется со стороны Украины?

— Да, конечно.

 Это происходит при взаимодействии с Московским патриархатом?

— Я не знаю насчет взаимодействия с Московским патриархатом, но есть сотрудничество с Киевским. Я знаю, идет взаимодействие с некоторыми служителями РПЦ, а таких не мало, которые готовы после предоставления Томоса перейти под протекторат Киева. Ведется определенная работа разъяснительная с ультранационалистическими организациями для того, чтобы они не провоцировали силовых конфликтов и чтобы не поддавались на провокации.

 Еще один вопрос в контексте националистических организаций. Вот сейчас бытует мнение, что националистические организации сильно перегибают палку и действуют не в интересах Украины — погромы, нагнетание ситуации с ромами. Как государство должно взаимодействовать с правыми?

— Нет никакого секрета, что спецслужбы разных стран на территории тех государств, которые входят в сферу их интересов, взаимодействуют с различными ультраправыми, левыми, футбольными хулиганами. Главная задача наших спецслужб — мониторить ситуацию, действовать на опережение и в тех случаях, когда организации через посредников используются в темную.

Откровенно спекулируя, подогревая чувство людей, ими манипулируют, не в интересах их страны. Один из примеров это Семенченко, Соболев, которые исключительно манипулятивным путем устроили так называемую блокаду Донбасса — один из примеров, как они манипулировали людьми. Таких примеров много и здесь роль спецслужб достаточно высока.

Что касается ромов, я сам с 2014 года в хороших отношениях с их руководителем и когда пошла информация о погромах на Лысой горе, я специально с ним встретился. Мы записали с ним более часа видеоинтервью, выложили его в Facebook, где он в деталях рассказывает как происходили эти события и как потом третья сторона преподнесла их. Кстати, меня сейчас заблокировали в Facebook. Чувствую, что перед выборами ситуация будет повторяться.

На самом деле все было совсем по-другому, никаких погромов на Лысой горе и близко не было. Я не разговаривал по этому вопросу с СБУ, но надеюсь, что они отрабатывают этот вариант, разыскивая тех, кто координировал действия и кто провоцировал конфликт. По конфликту во Львове, когда погиб парень молодой, то там уже известно, кто был заказчиком и как это было организовано. Показательно в этом ключе, я встречался с группой польских журналистов и мы с ними рассматривали сценарий, как разворачивалось обострения между Украиной и Польшей на протяжении последних 1,5 лет.

Когда сначала группа польских националистов повредила памятники воинам УПА на территории Польши, у нас, а потом у них маршы. У нас растяжка на кладбище, потом в Луцке выстрел из гранатомета и через 3 дня попытка перекрыть международные трассы с баннерами: «Мы требуем остановить притеснения поляков в Украине». Во-первых, мне очень понравилось как работали наши спецслужбы совместно с польскими, потому что поляки у себя обнаружили тех людей, которые были организаторами акций.

Эти люди не были этническими поляками, они и к Польше никакого отношения не имели. Это товарищи из-за поребрика. И когда у нас попытались перекрыть эту трассу, то уже организаторы мероприятия были под присмотром. Они были настолько самоуверенны, что позволяли себе общаться со своим куратором по открытой мобильной связи. Зафиксированы переговоры и обмен смс-сообщениями. В этих сообщениях организатор, который находился на территории Украины, получает распоряжение: сколько видеокамер, в какие точки их расставить, адреса куда срочно нужно будет перегнать картинку для ее тиражирования.

По роумингу определили, что тот, кто обеспечивал прикрытие, занимался разработкой сценария, находился на территории Ростовской области. Из 16 участников этого пикета ни один не говорил по-польски и только один говорил по-украински. Вот таким образом развиваются эти провокации. К сожалению, часть общества подвергается, и с ней нужно работать. Небольшая часть людей действует злонамеренно, а большая легко поддается манипуляции на уровне эмоций.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *